Mercoledì, 23 Settembre 2015 11:17

<div>"Ну не хотите, неинтересно вам - пройдите мимо!" Минчанин украсил подъезд видами Сан-Франциско</div>

Scritto da 
Vota questo articolo
(0 Voti)

Многим из нас говорили: «Хочешь поменять мир — начни с себя». CityDog.by встретился с минчанином, который решил собственными силами улучшить свой подъезд.

Мы приходим в один из домов недалеко

от парка Горького — именно сюда несколько лет назад вернулся из Америки наш герой. Виталий — айтишник, который некоторое время проработал в Сан-Франциско, а после по семейным обстоятельствам вернулся домой, в Минск. Этой весной он решил сделать свой подъезд лучше — выбрал любимые виды калифорнийского города и пригласил художников, чтобы перенести их на стены. Правда, ни за какими разрешениями он не обращался.

«Всегда будут люди, которые будут бояться, что придет ЖЭС и закрасит. Ну и ладно — снова нарисуем»

— В Америке говорят: проще попросить прощения, чем разрешения. Я не люблю бюрократию и чиновничью волокиту, отнимающую слишком много времени. Я предпочитаю сделать что-то сам, чем с ней связываться. Когда ребята заканчивали рисовать, у нас случился конфликт с соседкой — она позвонила в ЖЭС, пришел строгий дядя и поинтересовался, что мы тут делаем. Я объяснил, что мы «наводим красоту», — он сказал, что надо было позвонить и договориться, на что я ответил, что все понимаю и готов заплатить штраф. Но к нам присоединился дворник, в это время разговаривавший по телефону с директором ЖЭСа, и сказал, что директор — художественный человек, дает добро.

— Почему ты решил украсить свой подъезд?

— В Минске не хватает яркости. С возрастом я стал меньше философствовать о категориях правильности и неправильности. Я просто стараюсь делать то, что сам считаю правильным, что нравится, во что верю. Всегда будут люди, которые скажут «нет», которые будут бояться, что придет ЖЭС и закрасит. Ну и ладно — снова нарисуем!

Есть еще и эгоистический момент — я какое-то время жил в Сан-Франциско, полюбил этот город, и когда выхожу из квартиры и вижу разукрашенные стены, просто вспоминаю и улыбаюсь. Да и вырос я тут недалеко. Помню, как еще в детстве, когда появились первые диснеевские мультфильмы, кто-то нарисовал в одном из подъездов Дональда Дака и Микки Мауса. Правда, на каждом этаже было только по маленькой картинке, но дети со всего района ходили в этот подъезд на «экскурсии».

«Нужно уметь организовываться, объединяться, узнавать своих соседей и говорить с ними»

— Я делюсь тем, что сделано в подъезде, не ради хвастовства. Просто хочется, чтобы белорусы больше проявляли инициативу и брали свою жизнь в свои руки. Я прочитал комментарии к интервью Антона Мотолько — это просто ужас! Ну не хотите, неинтересно вам — пройдите мимо! Никто даже при смене власти не отберет у вас право сидеть на диване и ничего не делать. А у нас критике подвергаются любые вещи — я не понимаю этого. Люди созидают — пусть что-то хорошо, что-то не очень, — но они делают! А вы сидите, ничего не делаете — только жалуетесь и боретесь за статус-кво.

Человеческой природе свойственен прогресс, развитие. Молодым во все века хочется не быть похожими на своих родителей, в чем-то их превзойти, добиться большего. Я иногда спорю со своим отцом: говорю ему, что он в молодости уехал из деревни в город — это был громадный шаг для того времени, огромное расстояние. Я на время уехал из одной страны в другую — это нормально, ничего в этом плохого нет! Наши дети, может быть, будут летать на Марс, оставляя нас здесь, — и мы будем их критиковать: «В наше время на Марсы не летали!»

— Какие выводы ты сделал о городе, вернувшись в Минск после долгого отсутствия?

— Возвращаясь в разные годы — а я приезжал в Минск почти каждый год, когда жил в США, — замечал разные вещи. Раньше я больше уделял внимание внешней стороне — что-то построили, что-то снесли. Года три назад заметил, сколько в Минске появилось кофеен, в этом плане он стал меньше отличаться от городов Европы. Но когда вернулся сюда последний раз, мне больше всего бросилась в глаза экономическая составляющая и ситуация в образовании: с ними стало хуже, и практически никаких подвижек вперед нет.

Но если сравнивать жизнь молодого человека в больших городах Америки и Европы, в Минске очень неплохая ситуация: здесь активная социальная жизнь — рестораны, театры, музеи, клубы, спортивные и благотворительные мероприятия. Если есть желание, можно найти много интересных событий, которые зачастую не хуже, чем в том же Сан-Франциско.

Сан-Франциско сам по себе уникальный либеральный город, но там доминирует работа. Меня забавляло, что в баре в субботу все разговоры были о стартапах и инвестициях. Иногда хотелось встряхнуть собеседников: посмотри, какая девчонка зашла! Мне больше по душе европейский баланс, когда люди умеют хорошо и эффективно работать, но и на отдых оставляют достаточно времени.

Когда я впервые попал в Америку в 90-е годы, разрыв действительно был огромным: там были джинсы, жвачки — тогда у нас ничего этого не было. Сейчас здесь есть все то же самое — иногда в разы дороже, но оно есть. Поэтому начинаешь оперировать другими понятиями в оценке качества жизни. Сейчас я меряю его другими критериями — близостью друзей, родных, схожим менталитетом, юмором.

— Ты ведешь себя как нетипичный белорус: вложил свои деньги в то, чтобы украсить не только свою квартиру, но и подъезд, чтобы красиво было всем, — что тобой движет?

— Конкретный пример, вдохновивший меня, — поляк или чех, который приехал на чемпионат мира в Минск, снял квартиру, переночевал в ней, а наутро купил краску и покрасил скамейку перед подъездом. Этим он показал: вы здесь живете, но почему не можете привести общее место в порядок? Кто это будет делать, если не вы? ЖЭС будет делать это за вас? Но зачем платить какие-то налоги, чтобы они потом через ситечко возвращались, чтобы пришли люди и покрасили все зеленым цветом, вас не спросив? Нужно уметь организовываться, объединяться, узнавать своих соседей и говорить с ними. У меня есть идея сделать этой осенью барбекю — пикничок около подъезда для его жителей. Повесить объявление: принесите что-нибудь, давайте познакомимся, пообщаемся — живем же рядом. Идея проста, но в принципе переломить человеческое недоверие довольно сложно. Быть белой вороной не так и просто.

А в финансовом плане — да, я потратил свои деньги, но дал возможность молодым художникам реализовать себя и в том числе заработать — почему бы и нет? После возвращения в Беларусь я часто задумываюсь над пирамидой Маслоу: большинство людей, не в упрек будет сказано, не могут даже время найти, чтобы подумать о проблемах языка, культуры, развития страны, о поиске себя и самосовершенствовании. У них есть заботы важнее: дети, питание, отпуска, маленький заработок. Пока экономика не позволит людям больше зарабатывать, это вряд ли изменится.

«Люди здесь уделяют много внимания внешним факторам, вместо того чтобы искать удовлетворение в самих себе»

— Я часто думаю о навязанных потребностях: я заметил, что чем ниже экономический уровень, тем больше внимания люди уделяют внешним характеристикам. И в Майами бедный иммигрант, живущий в гетто в маленькой квартирке с бабушкой, потратит последние деньги, заработанные на подсобных работах, на взятую в лизинг крутую BMW, чтобы казаться важнее, чем он есть. У нас это в гораздо большей мере присуще обществу — оглядываться на других, сравнивать, не казаться хуже. У нас до сих пор сильно подавляется индивидуальность, люди действуют по накатанной. Что за жених без машины? А я подошел к вопросу логически: зачем мне машина, зачем тратить на нее деньги, время? Я живу в центре города — вот метро рядом, вот кофейня, в которой я могу поработать, всюду можно дойти пешком или доехать на велосипеде. Семье с детьми, которых надо возить в школу, на тренировки, машина нужна, но если ты молодой парень, бывший студент, зарабатывающий ниже среднего по Беларуси, зачем тебе машина? Неужто обладание машиной — это великая мечта буквально каждого белоруса?

Люди уделяют много внимания внешним факторам — как выглядят, что скажут другие — вместо того, чтобы искать удовлетворение в самих себе, искать, кто ты есть и что тебе приносит удовольствие. Кто-то только и говорит о том, куда ездил. Я не так уж много где был, хоть люблю путешествовать и с удовольствием съезжу посмотреть другие страны, но я уже понял, что то, куда я съезжу, не определяет меня как человека, как личность, не определяет мое развитие. У меня другие интересы и ценности.

Я с детства терпеть не могу несправедливость. Часто сейчас просто не могу пройти мимо, думаю: побьют меня за это когда-нибудь? (Смеется.) На Дне города на остановке стоял милиционер — 10 человек за ним ждет автобуса. Он с жезлом стоит, не повернется, не замечает их, объявления никакого нет. Он видит автобус, которого все ждут, и машет ему палкой — проезжай мимо. Неужели так сложно повернуться к людям и предупредить, что будет мероприятие и остановка закрывается? Почему она закрывается, это другой вопрос. Я подошел и говорю: «Что за дела?» А он мне — «Идите. Не мешайте!» Я ему напомнил, что он за деньги налогоплательщиков живет, что обязан организовать удобный порядок для всех, а не просто выполнять чьи-то задания сверху. Три остановки так прошел (смеется).

— Сейчас редко встретишь «коллективное сознательное», нашу белорусскую «талаку» — чтобы собраться, обсудить и сделать что-то общее, что было бы полезно всем, а не одному конкретному человеку. Нам этого очень не хватает. Кто-то критикует американский капитализм и жизненный уклад, но на бытовом уровне те же американцы давно научились эффективно решать серьезные проблемы — своего многоквартирного дома, района, организации парковки, транспорта. А у нас это так: «Ну нет парковки — буду стоять на газоне годами». Вместо того чтобы собраться подъездом, собрать подписи, пойти потребовать от чиновника, который живет на наши же деньги, решения проблемы.

У нас большинство считает: «Стал на газоне — ну я же никому не мешаю!» А завтра 100 км/ч мимо школы кто-то едет: «Чего там, один раз можно!» И потом чей-то ребенок погибает. Белорусы считают, что это нормально — чуть-чуть преступить закон там, чуть-чуть преступить здесь для собственного удобства. И не понимают, что эти маленькие нарушения складываются в нечто большее, что так нарушаются права и ограничивается свобода других людей. Люди как бы разучиваются жить в социуме и сами ставят себя в дискомфортные условия. Хотя, с другой стороны, если простые люди начнут соблюдать законы, то они начнут активнее требовать, чтобы их соблюдали и вышестоящие люди. Но это уже тема отдельного разговора.

Читайте также:

Разрисованные минские подъезды

«Старший по подъезду, потому что больше некому«

Как активисты сделали детскую площадку в Заводском районе

Letto 945 volte
Devi effettuare il login per inviare commenti

Powered by

Questo sito utilizza cookie tecnici e di profilazione propri e di terze parti per le sue funzionalità e per inviarti pubblicità e servizi in linea con le tue preferenze. Se vuoi saperne di più o negare il consenso a tutti o ad alcuni cookie clicca qui.

  Chiudendo questo banner, scorrendo questa pagina o cliccando qualunque suo elemento acconsenti all'uso dei cookie.